Спасо вознесенский собор Ульяновск

Симбирск. Ульяновск. Спасо-Вознесенский кафедральный собор

Симбирск. Ульяновск. Спасо-Вознесенский кафедральный собор
Адрес: Ульяновск, улица Ульяновская, 2 б
Архитекторы : Александр Иванович и Ляйля Махмутовна Варюхины
Строительство: 1994-2015 годы
Стиль: Барокко
История возведения Спасо-Вознесенского кафедрального собора в Ульяновске длилась более 20 лет и пришла наконец к своему счастливому завершению. Храм на улице Минаева, просматривающийся со многих точек, – настоящая архитектурная жемчужина. Хочется любоваться и любоваться его устремленностью к небу, сияющими синими стенами с белым барочным кружевом – золотыми главами. Собор превращается в религиозно-духовный центр, куда потянулись православные верующие нашего края и соседних регионов.
От замысла — к воплощению
В 1989 году была возрождена самостоятельная Ульяновская епархия, и тогда же возник вопрос постройки в Ульяновске кафедрального собора. 1993 год в истории собора ознаменовался тем, что на встрече губернатора Ульяновской области Юрия Горячева с Преосвященнейшим Владыкой Проклом было предложено возвести Спасо-Вознесенский собор на новом месте при поддержке администрации области. С начала 1990-х годов под руководством настоятеля Всехсвятской церкви отца Алексия Скалы началось строительство нового городского каменного собора, прототипом которого стал старый Спасо-Вознесенский собор.
Архитекторы Ляйля и Александр Варюхины много лет сотрудничали с настоятелем Всехсвятского храма протоиереем Алексием Скалой. Всехсвятский храм, часовня, Покровский некрополь — всё это плоды их совместного труда. Весной 1993 года Ляйля Махмутовна и Александр Иванович обсудили с отцом Алексием Скалой идею строительства собора. Батюшка признался архитекторам, что давно мечтает построить храм на месте бывшего Покровского монастыря, стоявшего в городе до сноса в 1930-е годы. Протоиерей Алексий был человек неукротимой энергии, он создал проектное бюро приходского совета и пригласил туда Варюхиных. В проект вошли многие идеи отца Алексия. В качестве прототипа он предложил избрать один из старейших соборов Симбирска – Спасо-Вознесенский, который стоял на углу нынешних улиц Гончарова и Ленина, там, где сейчас Гончаровский сквер. Это был маленький храм в стиле нарышкинского барокко. Такой выбор батюшка сделал отчасти потому, что он служил с патриархом Алексием в Николо-Богоявленском морском соборе Санкт-Петербурга, который тоже построен в этом стиле. Наш симбирский Спасо-Вознесенский собор был его уменьшенной версией. Теперь же из маленького собора архитекторы должны были сделать большой, увеличив его в четыре раза, но так, чтобы не утратить достоинств оригинала.
Вокруг храма, способного вместить две тысячи человек, было предусмотрено строительство всей необходимой инфраструктуры. В комплекс вошли административные здания с воскресной школой, музеем, Братством святого Андрея Блаженного, домом для священников, мастерскими, гаражами. Большинство из этого перечня уже встало на свои места.
Был ещё один человек, без которого собор не получился бы таким каким он стал. Это Алексей Сытин известный в Ульяновске знаток истории края и его культовой архитектуры. Глубокие знания краеведа оказались весьма кстати. Он подобрал для Варюхиных старинные фотографии Спасо-Вознесенского собора в Симбирске написал о нём полную информационную справку. О Сытине, как и о Скале А.И. Варюхин вспоминает с волнением: увы, ни того, ни другого Алексея уже нет в живых. В 2011 году ушел Сытин, ещё через год – Скала…

В день праздника Вознесения Господня – 9 июня 1994 года – состоялось освящение места под собор и был установлен закладной камень.
Строить всем миром
В 1995-1996 годах был вырыт котлован будущего собора, забиты сваи сделан ростверк. И вдруг – дефолт. Забор стоял десять лет. Огромный котлован уже осыпался. Но в 2006 году возглавивший Ульяновскую область губернатор Сергей Морозов твёрдо сказал: «Будем достраивать!». Нашлись и жертвователи, и основной спонсор. С особой благодарностью принимались средства от простых людей, приносивших деньги не от избытка, а от понимания значимости затеянного великого дела.
Свои средства внёс даже легендарный понтифик Иоанн Павел II, откликнувшийся на посланное ему письмо священника из Ульяновска.
За время строительства не было ни одной кражи стройматериалов. Отец Алексий сам во всё вникал и строго следил за ходом работ. Не будучи строителем, он фактически руководил стройкой. Его день начинался здесь и здесь же заканчивался.
Он понимал: нужно найти прораба, – рассказывал А.И. Варюхин. – Если бы мы отдали собор какому-нибудь строительному тресту, не факт, что получилось бы. И уникальный прораб нашёлся: Александр Алексеевич Волков. Чуть позже появился начальник участка Владимир Геннадьевич Сургачёв. Они вынесли на себе все организационные и технологические трудности уникальной стройки.
Всё делалось силами местных специалистов. Много проблем было с кладкой — она сложная из-за пластики фасада собора. Необходимо было делать «перевязку» каждого ряда кирпичей. В соборе основные конструкции арочные. Арок из кирпича никто в городе со времён царизма не делал, и рассчитывать их почти никто не умел. Замечательный ульяновский конструктор Иван Григорьевич Попов рассчитал для строителей эту конструкцию.
Полуарки из керамзитобетона изготовили на заводе ЖБИ-1. Все иконы написаны в Ульяновске, здесь же вырезали иконостас. А как шеститонный колокол работы уральских литейщиков в колокольню завезти, подсказал Игорь Юрьевич Кочергин из «Гипротрансмоста» – краном! Когда колокол подавали, с боков по сторонам проёма колокольни оставалось всего по пять сантиметров. Крановщик его исключительно точно туда поставил.
– Мы не знали, как достичь акустики, — признался Александр Варюхин. – Поехали в Москву в НИИ строительной физики, в институт «Спецпроектреставрация». Мы просим: «Научите нас акустику делать в соборе». В ответ слышим: «Слушайте, когда построите, если получится, нам расскажете». Чтобы создать акустику, архитекторы кувшины закладывали в барабаны. Но как это делается? Кувшин ведь может усилить звук, а может и исказить его. Невероятно, но акустика у нас получилась. Как говорил отец Алексий, Господь премудро всё устроил…
Силами ульяновских умельцев проводились и отделочные работы. Позолоту на детали декора и лепнину наносили в одном из ульяновских храмов. Работа это очень кропотливая: мастерицы покрывают детали отделки грунтом, затем специальным лаком, а тончайшие лепестки сусального золота наносятся с помощью специальной кисточки.
Одно из красивейших и торжественных украшений нового храма – тронное место. Изготовили его в мастерской Свято-Троицкого Братства в городе Щигры. Оно разместилось в алтаре Спасо-Вознесенского собора.

Ещё работы шли полным ходом, а в храме в праздничные дни уже проводились службы. Первую Божественную литургию в кафедральном соборе митрополит Симбирский и Новоспасский Феофан совершил 10 декабря 2014 года, в день памяти Блаженного Андрея Симбирского Чудотворца.
Освящение собора Святейшим Патриархом
21 мая 2015 года, в праздник Вознесения Господня, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил чин великого освящения Спасо-Вознесенского кафедрального собора г. Ульяновска и Божественную литургию в новоосвященном храме.
По окончании богослужения Предстоятель Русской Церкви обратился к верующим с проповедью:
«Ваше Высокопреосвященство, владыка митрополит Феофан! Ваши Высокопреосвященства и Преосвященства! Уважаемый Сергей Иванович, уважаемый Алексей Владимирович, губернаторы Ульяновской и Смоленской областей! Высокие представители местных властей! Дорогие отцы, братья и сестры!
Я всех вас сердечно поздравляю с важным, по-настоящему историческим событием для Симбирска и для всей Симбирской земли, а в определенном смысле и для всей Руси — с освящением восстановленного кафедрального собора в честь Вознесения Господня.
Когда я освящаю храмы, я почти всегда говорю о том, что храм является памятником веры того поколения, при котором он построен или восстановлен. Ведь без веры людей храмы не строятся — они просто перестают быть нужны. До нас доходят печальнейшие сведения из Западной Европы, где храмы тысячами закрываются и продаются для светских нужд. А вот в России, на Руси Святой, про которую чего только не говорят, — храмы строятся. Это значит, что у народа сильная вера. А сильная вера — это сильный дух, это сильная личность, это способность добиваться чего-то большего, чем материальные блага, это способность совершать подвиг.
Мы празднуем в этом году 70-летие Победы в Великой Отечественной войне. Но разве люди шли отдавать жизнь ради больших денег? Разве им мерещились замки и дворцы, которые они могли бы получить в случае победы? Никто об этом не думал. Вставали в атаку и шли навстречу морю огня, отдавая свои жизнь, потому что были внутренне сильными. Сила духа — это залог победы и в военное, и в мирное время. И то, что сегодня строятся храмы, есть великий знак того, что вера укрепляется в нашем народе.
Сегодня праздник Вознесения, который прямо связан с только что затронутой темой. В первой главе книги Деяний Апостольских, написанной апостолом и евангелистом Лукой, о событии Вознесения повествуется более детально (Деян. 1:1-12), чем это находим в Евангелиях, в том числе и у самого Луки. По его словам, после того как Господа покрыло облако и Он исчез из взора людей, апостолам предстали некие мужи и несколько иронично говорят: «Мужи галилейские! Что вы стоите и смотрите на небо?» Как же они могли не смотреть, если Учитель только что поднялся и исчез там, в этой небесной бездне? Но те спрашивают: «Что вы смотрите на небо? Тот же Иисус, Который вознесся от вас, приидет так же, как вы видели Его восходящим на небо». А в Евангелии апостол Лука рассказывает, что ученики после Вознесения с радостью возвратились в Иерусалим и постоянно пребывали в храме, хваля Бога (Лк. 24:52-53).

Что же это означает? А это означает, что слова ангелов — а именно они явились апостолам на Елеонской горе после Вознесения Спасителя — были великим свидетельством того, что евангельская история не окончилась, что она продолжается. Вознесение — не последняя точка в евангельской истории, хотя и последняя в повествовании о земной жизни Спасителя. Эта история продолжается.
И для того чтобы понять, чем же явилось для нас пришествие в мир Спасителя, что по-настоящему означают крестные страдания и Пасха, мы должны связать воедино события земной жизни Спасителя с этим новым периодом евангельской истории, который наступил после Вознесения и завершится во Второе Пришествие Господа нашего Иисуса Христа. Вот тогда и будет поставлена точка.
А если бы не так, если бы только евангельским повествованием заканчивалась новозаветная история, то очень многое для людей осталось бы непонятным. Но ведь и сегодня у людей остаются вопросы, которые порой мешают им поверить в спасительную миссию Господа: если Пасха есть победа над диаволом, то почему же зло присутствует в мире? И если Господь — Победитель смерти, то почему же мы умираем?
Понять непреходящее значение Пасхи как победы над злом, над диаволом, над смертью, можно только в перспективе окончания Евангельской истории. История спасения не завершилась, и апостолы на 50-й день после Воскресения Христова обрели дар Святого Духа. А ведь это тоже важнейшая часть истории нашего спасения! И что только в этой истории не происходило! Какие явления силы человеческого духа! Какая победа добра над злом! Сколько и радостных, и трагических событий!
Но что самое важное, мы не читатели этой истории, мы не перелистываем ее страницы — мы участники этой истории. История спасения — это, говоря современным языком, интерактивная история, в которой каждый находится в диалоге с Богом, со Христом. Это вместе с Ним мы совершаем историю спасения. Это наша жизнь, это наша борьба со злом, это наше утверждение правды. Это и есть исповедание христианской веры, это и есть соучастие в таинстве Святой Пасхи, это и есть участие в жизни Церкви.
Для каждого из нас тот фрагмент истории спасения, в котором мы — участники, завершится в момент нашей физической смерти. Смерть каждого — это завершение нашей земной истории; и мы не знаем, в какой мере после смерти мы можем участвовать в космической борьбе добра со злом. От нас сокрыто, в каком диалоге с Богом мы сможем быть, мы лишь знаем, что праведники будут в общении с Господом, но для нас совершенно очевидны наши задачи на тот промежуток исторического времени, когда мы становимся соучастниками истории спасения.
Вознесение — это праздник, переносящий наш взор с сиюминутного в вечное. У события Вознесения — величайшее эсхатологическое измерение. Через него прозревается будущее, сокрытое для нас во мраке, и праздник Вознесения должен обострить понимание каждым из нас того, что, пока мы в теле, пока мы здесь, на земле, мы вместе со Христом участвуем в Его борьбе со злом. Мы участвуем в таинстве спасения самих себя и всего человеческого рода.
Что же может сравниться с этой стратегической задачей? Никакая другая цель и никакая другая задача. А это значит, что жизнь человека по вере, с которой мы начали сегодняшнюю беседу, по той самой вере, которая является движущей силой строительства храмов и обновления жизни нашего народа, помогает человеку достигать самых возвышенных и подлинных целей и, душу свою спасая для вечности, преображать земную жизнь. И да поможет нам Господь именно так жить, трудиться, бороться, любить, преодолевать скорби, созидать и творить, не теряя присутствия духа, и помнить: все, что мы делаем в отведенный для нас период истории спасения, имеет значение не только лично для нас и не только для нашей жизни, но и для вечности. Аминь».
По материалам краеведческого журнала Мономах № 3 (87) 2015 и официального сайта Симбирской епархии http://www.simbeparhia.ru/newses/news/?ID=8291.

Add a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *