Гуамское ущелье отзывы

Из Гуамки в Мезмай и обратно. Апшеронский район. Май 2014 года


Прикатили в пос. Гуамку около 11.00. Пристроили тачку на парковке, навьючили рюкзаки и выдвинулись через Гуамское ущелье «сквозняком» в пос. Мезмай. Это около 9 км. В Мезмае намеревались стать на палатке, либо тормознуться на одном из приютов, чтобы оттуда побегать денька 4 в радиалки, в окрестностях посёлка. Начало путешествия выпало на 5 мая, между праздниками. В подобных, весьма популярных и доступных для широкой публики уголков полуобжитой природы это удобно позволяет избежать нежелательного многолюдия. Вторым позитивным штришком являлось отсутствие в понедельник и вторник курсирующей по Гуамскому ущелью мархолины, этого техно-экзотического безобразия. Можно спокойно и обстоятельно, на бесвозмездной основе, пройтись по ущелью и как следует его обозреть. Сидячие и стоячие пассажиры мархолины лишены такой возможности и, де факто платят не за удовольствия, а наоборот, за неудобства.







С оказией подметил, что элементов присутствия в Гуамском ущелье человека по прежнему прибавляется. Я, наивный, предполагал, что мархолина на полусгнившей узкоколейке совдеповской истории и «гармоничный» заборчик у обрыва беспокойного Курджипса — максимум, чем можно подпортить это дивное природное достояние. Но в очередной раз убедился, что отечественные наплевательство и безвкусие переоценить невозможно. Теперь, на половину ущелья, до конечной остановки паровоза, «красуется» новый, более мощный электрокабель, наглядно навешенный соплёй на скалах, вдоль узкоколейки. Спасибо за ещё один элемент «замечательного декора». Кстати, о заборе. Хотелось бы спросить у этих «гениев» дизайна: почему из всей палитры красок выбран именно жёлтый? Чтобы получше выделить оградку на фоне окружающего ландшафта?
Но что навевает настоящую грусть, так это массовая гибель реликтового дикого самшитника. Половина деревьев в ущелье уже превратилась в голые бадылки. Много погибших самшитов и в Мезмае. Самшит губит бабочка Огнёвка, от которой спасу пока никакого. Её нам доставили с импортным самшитом при озеленении олимпийских объектов в Сочи. Ещё один подарочек из-за рубежа. Ужас! Мы можем потерять за считанные годы то, что природа создавала веками. Ведь некоторые представители этого удивительного растения достигают возраста 2000 лет. Как и когда потом восстановить утраченную популяцию?
Ладно, ближе к «телу». Прошли ущелье и тормознулись чутка передохнуть на небольшой полянке.
Долго рассиживаться некогда. С завтрашнего дня синоптики обещают сплошные дожди до 8 мая. Поэтому сегодня надо не только притащиться в Мезмай и обрести временное пристанище. Архи важно и нужно ещё успеть сбегать на Полку Орлиных скал хребта Гуам. Как потом оказалось, расчёт оказался верным.
Под хребтом Гуама, вдоль Курджипса в Мезмай.
Мезмай — удивительный посёлок. Вокруг море свободного пространства, уютных полян разной величины, красивый лес. Решили, всё-таки, обосноваться в более фундаментальном жилище, дабы после мокрых забегов расслабляться в комфортных условиях. Выбор пал он на один из домиков непритязательного, но своеобразного частного приюта «Глюк», на Завадовой поляне. Стратегически приют расположен в очень удобном месте: 90% всех местных маршрутов начинается с этой части посёлка, по сути от приюта. Опять же, «Костин магазин» недалече, что немаловажно.

«Глюк» — средоточие остроумных приколов его хозяина на фоне незатейливой обстановки замусоленых домишек и всевозможных построек.
Лично я расценил этот юморной антураж как попытку посильного самовыражения не реализованного интеллекта, зажатого в тиски сложившихся обстоятельств.
Наш домик
Удивительный пёс. Гулял с нами на Зауду и проводил до самой Гуамки, где и растворился
Итак, освободившись от поклажи и бесконфликтно поделив подушки и кровати в нашем, вполне уютном домишке, потопали на Орлиную полку — эту визитную карточку Мезмая, которую каждый прибывший сюда турист, просто обязан посетить.
Посёлок Мезмай с подъёма на Полку в районе Лысой поляны.
Орлиные скалы по пути подъёма на Гуам. Полка, эта горизонтальная трещина в скальном утёсе, видна издали, в том числе прямо с посёлка.
После подъёма по лесу пошли под скалами, которые, по мере приближения к полке, вырастали на глазах.
Впереди замаячила цель нашего маршрута
Причаливаем на полку. Изумительная, всё-таки штука. Что станет с этим, полуритуальным местом Мезмая после постройки асфальтной дороги, Бог весть.
Здесь, как обычно, ветренно. Плюс закапал дождик. Но цель достигнута. Поэтому без лишней суеты стали шараёхаться по полочной трещине в разные стороны. Вовка напялил плащ. Это верный признак того, что до конца дня серьёзный дождик не предвидится. Так и вышло.
Вечером небо прорвало. Но чувство выполненного сполна долга перед первым днём пребывания, способствовало уже непоколебимому и безмятежному расслабону в глючной гостинице.
Ольга готовит энергетический салат из молодой, ошпаренной крапивы, мяты и черемши (дикий чеснок).
Дождь ослабил атаку только ближе к полудню следующего дня. Это знак: харэ мять бока, пора на свежий воздух. Я повёл сестру и Вовку в Курджипское ущелье, которое, несмотря на обильную макоту, оказалось вполне проходимо. Разлившийся за ночь Курджипс неистово бушевал, обратившись в какао.
Эта же река в этом же самом месте, но в период покоя. Так называемая Мезмайская купель. Отличное место для купания и отдыха летом. По слухам, глубина купели около 6 м.
В отличии от ровного Гуамского ущелья, легко преодолеваемого на шпильках и в комнатных тапочках с банкой пива и поп-корном, честная тропа Курджипского ведёт как положено, по лесной пересечёнке, преимущественно через древний самшитник, пафосно развесивший зелёный мох со своих стволов перед проходящими путниками. Внезапно тропу пересёк бурный и белопенный, как молоко, водопад Исиченко.
Сильным течением поток вырывается из тёмной и длинной пещеры, пересекает меж валунов тропу и каскадом, стремительной лавиной сбрасывается в Курджипс.
Не рядовое зрелище: чистейшая родниково-пещерная артизанка стыкуется с бежево-мутным руслом реки.
От Исиченко поднимаемся к гроту в скале. Якобы, стоянка древнего человека. Последний, по своей дикости и варваству, наверняка существенно уступает теперешнему «цивилизованному», наломавшему здесь для костра крупных веток самшита, львиную долю которых даже не соизволившему истопить. Заготовил с запасом! Как не хватает иногда у нас в стране кровавого режима Пиночета…!

Спустились нижней тропой к высоченному, нежно-воздушному, будто фата невесты, водопаду Пальмовый, или Радужный.
Нижий ярус водопада Пальмовый. За водяной ширмой приличного размера грот.
Пройдя от водопада вглубь ущелья ещё с пол километра, вышли на огромный, поросший камень у реки, который являлся своеобразной видовой площадкой.
Скальник на противоположном берегу реки, напротив видовой
Курджипское ущелье с камня-видовой. По центру выглядывает Гуам с Полкой
Вернулись к развилке тропок и поднялись на полку Курджипского ущелья. В отличии от масштабной Орлиной полки, это просто пятачёк над обрывом, очередная видовая площадка, с которой обозревается симпатичная панорамка петляющего внизу, среди леса и скалистых стен, Курджипса.
Возвращаясь с полки, забрались к верхнему каскаду уже знакомого нам водопада Пальмового. Думаю, оба каскада Пальмового метров на 60 потянут. Но застать его в хорошей «форме» реально в это время, не позже. А летом он может пересохнуть подчистую. По крутяку выгребли на макушку водопада, далее на лесистый хребет, и по волокам вернулись в посёлок.
День третий был посвящён выходу на Лунные водопады реки Алебастровки и на Мезмай-Камень. Крутой подъём к водопадам по шикарному лесу оказался муторным из-за раскисшей и скользкой тропы, и потребовал покарячиться. Но того однозначно стоило.
Средний каскад Лунного
К самому верхнему каскаду не полезли. Скальник круче и технически сложнее. По суху можно, но сейчас шибко скользко. От водопада съехали по грязюке обратно, вышли на приятную, идеально ровную магистральную тропу, и потопали к Мезмай-камню. Оказалось, что сам по себе он ничего не представляет. Видовая площадка, каких в округе в изобилии. Но с него великолепно обозревается хребет Гуама, расположенный, по отношению к камню, как-бы на одном уровне.
Отсюда хребет напоминает гигантскую подлодку.
С перспективной панорамкой мы пролетели из-за тотальной облачности. Да и Гуам постарался оперативно скрыться в тумане от наших любопытных персон. Повезло, что хоть его успели зацепить.
8 мая обещало порадовать погодкой, поэтому именно на этот день я спланировал самый продолжительный по времени и набору высоты, маршрут: через Жёлтую и две Ивановы поляны на гору Зауда, в сторону Лаго-Накского хребта. Все участники бравой команды направлялись туда впервые.
Поляны цветущей в лесу черемши, на сколько глаз хватает. Пробъёт любые ноздри.
Преодолев значительную часть крутого подъёма и миновав Жёлтую и Первую Иванову поляну, выходим ко Второй Ивановой.
Вторая Иванова поляна с горы Зауда
Со второй поляны начинается подъём на Зауду. Последние 200 метров по вертикали даются тяжеловато. Надо спешить, иначе ни шиша не увидим, опять туман затягивает.
Лаго-Накский хребет с Зауды.
Спустились с горы обратно на поляну и теперь, без «шуму и пыли», расположились у родника на обед. Немного отдохнув, забрели в лес в поисках какого-то водопада, отмеченного у Вовки на карте. В непонятках проблукали, несколько раз сбрасывая и набирая высоту по крутым балкам и неожиданно вышли к целому семейству неизвестных водопадов, к которым не просматривалось даже звериных троп. Не обнаружив внятных спусков и подступов к ним, осмотрели сверху и повернули обратно.

Ради такого леса и протянули в своё время к Мезмаю узкоколлейку.
Намотали в этот день по горам около 25 км. Общие впечатления: ничего отпадного. Пахоты много, а понту маловато. Мне этот маршрут, без выхода с ночёвкой на Лаго-Накский хребет, показался не полноценным. Впечатление, будто в предверьи любовной кульминации пришлось прервать процесс. Чтобы извести закравшееся чувство неудовлетворения, возникла идея приехать в Мезмай ещё раз и реализовать новую намеченную цель. Это была ошибка. Но об этом позже, в следующем отчёте.
9 мая, праздничный день. Последний в череде нашего пребывания. Но расслабляться — ни-ни, так как и на него ставка, как на полноценный. Встали в 5.40 утра. На старт вышли около 7.00. Из Мезмая обратно в Гуамку прискакали за полтора часа, успев выскочить из ущелья до первого рейса мархолины. Скинули рюкзаки в машину и налегке выдвинулись в дикое и экзотичное ущелье Матузка.
Если вы захотите побывать на Матузке и, после посещения Гуамского ущелья, настроитесь на аналогичную вальяжную прогулку, то жестоко ошибётесь. Матузка — это полуэкстримальная пахота. А для неподготовленного морально и физически субъекта она может оказаться и суперэкстримальной.
До первого водопада ведёт обычная лесная тропа.
Первый, нижний водопад Матузки.
Между первым и вторым водопадом чаша с водой. Чашу необходимо было пересечь на противоположный берег, по которому, среди густого самшитника, вдоль последующих водопадов круто вверх уходит тропка, больше смахивающая на звериную.
Вот эта чаша
Вовка стал переходить чашу по кромке-бортику, где помельче. Но поскальзнулся на коварных водорослях и чуть не съехал по стене нижнего водопада. Взирая на это, я решил, что безопаснее пройти чашу через её середину, подальше от края. Визуально казалось, будто воды там по колено. Но опыт, «сын ошибок трудных», на практике продемонстрировал глубину по грудь. Фотик спасти удалось, а вот мобилу в кармане волею судеб пришлось утопить.
Помимо крутой, напряжной тропы, второй проблемой являлось отсутствие доступа к многим водопадам ввиду обрывистых и высоких берегов ручья, из-за чего было непонятно, как к ним подобраться поближе. На некоторых участках, уходящая из под ног сыпуха вынуждала работать не ногами, а больше руками. Подобно орангутану приходилось хвататься за стволы самшитов, выполняющих роль естественных перил, подтягиваясь на них и протаскивая своё бренное и ветхое днями тело вперёд и вверх.
Потрясающе! Ложе водопада в виде сердца!
Здоровенный водопад, но подойти к нему не вариант
В конце концов, после определённых мытарств, вынырнули на уверенную тропу, уводящую от ручья вверх, на хребет. Далее маршрут стал более предсказуем, так как до этого пару раз мы умудрились сойти с невнятной тропки, ведущей вдоль русла, куда-то в дебри. По пути подъёма на хребет, на разных его ярусах расположены видовые площадки. Метрах в 50 от этой видовой, в стене хребта расположен огромный, шикарный гротище со скошенным потолком, в полу которого, посредине, выдолблена рукотворная яма. Неугомонные старатели пытались тут что-то нарыть.
Из грота, сквозь деревья, видны скалистые стены противоположного борта ущелья. Едва заметно по этим скалам карабкаются альпидасты, которые отсюда размером с муравья.
Поднимаемся выше грота и выходим на макушку хребта, верхнюю видовую, над ущельем Матузка. Это конец маршрута.
Ухандоканная сеструшка еле выползла на хребет. А мы с Вовкой ещё порыскали с часик в поисках очередной видовой над каньоном Сухая балка, пока Ольга интенсивно восстанавливала силы в одной из кафешек Гуамки.

Add a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *